» »
17:53
«МЫ ВОЮЕМ ВОПРЕКИ» продолжение интервью добровольца Руслана Кидалова

Novoukrainka News«Украинские бойцы взяли в плен сепаратистов».
«Мы одержали очередную победу на востоке, банда террористов разгромлена».
«Лидера бандитов Гиви (Моторолу, еще кого-то) убили (ранили)».
Подобными заголовками пестрят отечественные печатные и интернет-издания. Лента новостей в Facebook ежедневно «выстреливает» очередным патриотическим призывом. По «ящику» – похороны вперемежку с сюжетами о подвигах украинских солдат на востоке страны.
Все так, и все правильно. Наши бойцы – настоящие герои. Но после рассказа добровольца из батальона «Донбасс» начинаешь понимать, что они должны считаться героями не только из-за побед. Еще одна – и очень веская причина: защитники Украины берут верх над врагом часто не благодаря, а вопреки государству.
– Ваше имя можно в статье называть?
– Без проблем. Я никого не боюсь. Зовут меня Руслан Кидалов, я родом из Новоукраинки, но живу (или жил?) в Кировограде. Торговал на рынке, фамилия подходящая для этого, да? Был участником нескольких акций протеста против беспредела на рынках еще при Пузакове (мэре Кировограда Владимире Пузакове в 2006 – 2010 гг.)
Семьи нет, никогда не был женат. Детей – тоже, по крайней мере я об этом не знаю. И жилья нет, так получилось: был родительский дом, его переписали на брата, а с братом отношения напряженные… Сложная история, одним словом. Меня здесь ничего не держит. Работа разве что, но это такое…
– Как попали в АТО?
– В начале августа прошлого года связался с батальоном «Донбасс», сказал, что хочу пойти добровольцем. В сентябре мне позвонили и сказали, что я среди кандидатов на зачисление в ряды батальона.
В ноябре я поехал в Днепропетровскую область, там был опорный пункт в бывшем пионерском лагере. Там мы пробыли недели две, потом прошли довольно серьезную медкомиссию. В Кировограде, кстати, было попроще, здоровым признали гораздо быстрее. После комиссии – на фронт.
В феврале мобилизовали, причем в принудительном порядке. Теперь, как только начинаем какие-то вопросы поднимать, начальство кричит: «Забудьте, вы в армии!» «Мы добровольцы вообще-то», – отвечаем. «Какие вы добровольцы, вы мобилизованы».
Да что там далеко ходить. Вот я на больничную койку попал после ранения в бедро в Широкине, нас там троих «накрыло». Рана не серьезная, но заживает долго. Сначала нас несколько дней подержали в Запорожской областной клинической больнице, а потом стали говорить, что «не видят целесообразности пребывания нас здесь». «Мы вас выписываем, перевязки – не наш профиль», – говорят. А у нас – незакрытые раны, они сочатся. Нет, все равно тупо выписывают.
В военном госпитале нас продержали полчаса, а потом заявили: мест нет, в коридорах даже лежат. Тем более вы же здоровые, в госпитализации не нуждаетесь.
Тогда мы поехали в Куйбышево, чтобы оттуда вечером – на Мариуполь, в часть. В больнице попросили сделать перевязку и услышали в ответ от медсестры: «Какую такую перевязку? У вас же в справках написано, что вы здоровы». – «Так раны же сочатся!» – «Ну, врач написал, что здоровые, значит, так оно и есть». В конце концов как-то упросили.
Какая ситуация интересная получается. Когда нам что-то надо, отвечают: «Вы же добровольцы, гражданские практически». Если что-то требует от нас командование, то заявляет: «Вы же люди военные, мобилизованные». Гражданские… А как воевать на передовой, то уже не гражданские? Мы в Широкине три месяца были. Обидно просто…
– Но вам же за это деньги платят…
– Сначала, когда еще считались резервным батальоном, получали зарплату 979 гривен в месяц. Боевые условия, не боевые – деньги одни и те же. В марте начали платить по две восемьсот, правда, как-то частями: то четыреста дадут, то еще немного подкинут… Я к чему веду: сейчас нагребают народ в армию, за руки, за ноги тянут, а тех, кто уже воюет, обеспечить нормально не могут. Нам в Запорожье волонтеры покупали практически все. Я вот в больницу попал в рваных штанах и растянутой футболке, больше ничего не было. Ни документов, ни денег с собой не было, потому что я никогда не брал их на боевое задание. Все – полотенце, мыльнорыльные принадлежности, штаны, трусы, олимпийку – все купили волонтеры. Медикаменты – и те волонтеры купили, потому что у государства для нас денег нет. На хрена призывать столько людей в армию, если вы эту армию обеспечить не можете?! Форма, которую нам дают, – это, простите, дерьмо. Я хожу в британской форме и немецких берцах. Откуда я их взял? Добрые люди подарили.
– А тысяча гривен в день «боевых»?
– Как бы банально это ни прозвучало, я – доброволец и пошел защищать Родину не по принуждению или из-за денег, а по собственной воле. Но, когда меня сделали мобилизованным и начали выдвигать какие-то дополнительные требования, – так и вы же свои обязанности выполняйте!
Обещали, значит, нам по тысяче гривен «боевых» в день. Я даже задумался, чтобы после войны какую-то небольшую дачку под Кировоградом купить.
Затем нам заявили: «Нет, пацаны, будете получать тысячу в те дни, когда по вам стреляют». Дни, когда в нашу сторону не стреляют, вообще на пальцах одной руки пересчитать можно.
Впоследствии еще раз передумали: будем платить, когда вы будете стрелять в ответ. Нас «накрывают» артиллерией, а мы не можем ответить, приказа нет.
Вернее, есть: не отвечать.
– Время от времени появляется информация, что солдаты часто и много пьют. Это правда?
– На передовой, может, и не очень пьют. А вот в тренировочных лагерях бухают по-черному. Таких «аватарами» называют, потому что они день и ночь «синие», трезвыми не бывают практически никогда. Рассказывают, что были случаи, когда от водки умирали. Какие из них воины?
– Может, пьют потому, что их призвали на войну, а воевать они не хотят?
– Может. Даже среди нас, добровольцев, хоть и немного, но уже есть пацаны, которые тупо списываются из армии, находят у себя какие-то болячки. Не видят смысла воевать. Продуктов нормальных нет, стрелять в ответ запрещают… А с топливом как мутят! Водители не хотят выезжать на боевые: к сепаратистам еще, может, доедет, а обратно – соляры не хватит.
Я подготовку проходил в Ирпене и Петровцах под Киевом и Золочеве во Львовской области. Так только в Золочеве нас кормили более-менее нормально.
– А на передовой?
– Ну как… Голодными мы не были. Правда, пайки, которые нам выдавало государство… В них – перловая каша, которую надо разогревать, а такая возможность не всегда есть. Холодную – не угрызешь просто. Тушенка нормальная была, вполне съедобная. А масло, еще что-то – это все была волонтерская помощь.
Впрочем, четко отличить то, что дает государство, от того, что покупают волонтеры, сложно. Старшина привозит продукты, а где он их взял…
Но еда – это фигня. Больше всего бесит то, что запрещают стрелять в ответ. Нас «кроют», а мы только материмся.
– По телевизору показывают несколько иную картинку.
– Показуха. Постоянная показуха. То техника нам якобы новая прибывает – а она не ездит, иногда мотор надо полностью перебирать. Еще что-то… Новая техника, блин. У меня автомат – 1981 года выпуска, а боеприпасы попадаются еще с пятидесятых годов. Хотя боеприпасов и оружия, пускай и старья, вообще-то хватает. Уровень подготовки – по крайней мере наш – тоже неплохой. Тридцать пять суток – маловато, конечно, но мы знали, зачем сюда шли. Соответственно, учились, а не бухали.
Людей, которые откровенно не хотели бы воевать, мало. Среди добровольцев это в основном те, кто побывал в плену. С ними психологи работали, но толку от этого не очень. Таких людей стараемся как-то «отмазать» от боевых. Подходит кто-то к командиру и говорит, что не готов ехать на передовую. Придумываем какой-нибудь «залет» – пьяным, допустим, поймали. В качестве наказания оставляем в тылу. Хотя у морпехов, например, все наоборот: у них «залетчиков» отправляют в бой.
Еще пацаны, которые перед армией в «контр-страйк» наигрались, фильмов насмотрелись – а здесь оно немного, мягко говоря, не так. Теперь задумались.
– А вы лично задумались?
– Много чего негативного здесь есть. Мы часто воюем не «за что-то», а «вопреки». Но разве есть другой выход? Это моя страна, моя земля. И как бы ко мне ни относилась власть, я сюда оккупантов не пущу. Именно в Украине я хочу жить, создавать семью, воспитывать детей. И никто мне этого не запретит.

Андрей Лысенко, «УЦ», фото из Facebook Руслана Кидалова.

Категорія: Суспільні новини міста | Переглядів: 32 | Додав: Press | Теги: кидалов, доброволец, батален, новоукраинский, донбас, Украина, центр, обьективно, Руслан | Рейтинг: 0.0/0

  Обсудити новину на форумі

  Поділитися через форму email:

 Поділитись в соціальних мережах:

Всього коментарів: 0
avatar